Пожалуйста, подождите...

Дорогами Рабле и Дюма

Дорогами Рабле и Дюма


Вдумайтесь, сколько раз в романах Александра Дюма-отца фигурируют те или иные топонимы, связанные с Луарой. То храбрец де Бюсси скачет во весь опор в Блуа, чтобы покарать негодяя-графа де Монсоро, то мушкетеры на чем свет стоит клянут анжуйское, от которого у Портоса изжога (попробовали бы они современный шенен блан от Chateau de la Roulerie, так рассыпались бы в глубочайших извинениях). Не забудем и об Орлеанской деве (и снова Блуа – перед легендарной битвой!) и так называемой Анжуйской династии, под именем Плантагенетов правившей в Англии на протяжении нескольких веков…

В общем, регион исторический, регион литературный. И нашей группе Долина Луары понравилась настолько, что мы прокатились по ней сначала по течению, от Сансера до впадения реки в океан, а потом обратно, чтобы закончить поход в Шиноне.

В Сансере нас встретил совершенно раблезианский персонаж, радушный и щедрый Паскаль Життон, напомнивший Гаргантюа в его благопристойно-гуманистическом образе. Старые сансеры с кремниевых почв и вина Пуйи-Фюме с меловых, легкие и не очень стили пино нуара и увлекательный рассказ об истории региона нашли свое выражение в виде впечатляющей батареи бутылок, став прекрасным «введением в специальность».


444.png

Паскаль Життон и его кавалерия


Покинув с грустью в сердце гостеприимную «Телемскую обитель» и переночевав еще в одном историческом городке Амбуаз (родовое владение уже упоминавшегося выше графа де Бюсси), наша кавалькада отправилась в Турень, где ее (в воскресенье утром!) встретил сам владелец Domaine Guy Allion Седрик Альон. После занятной истории о появлении апелласьона Chenonceaux и его критериях нас отвели в погреб (уже утром было жарко, впрочем, в свете того, НАСКОЛЬКО жарко будет в последующие дни, это была ерунда), где, помимо совиньонов, перед нами предстали и шардоне, и rose, и кабфраны, и пино нуары, и мальбеки. Отдельной строкой упомянем сделавшее наш день отлично сбалансированное гаме, по поводу которого мы еще долго уважительно цокали языком.

Мы вознаградили себя за долгий переезд купанием в волнах океана и ужином из морепродуктов, после чего на следующий день отправились исследовать область Мюскаде и знакомиться со стилями сорта мелон де бургонь. Уже в Domaine la Haute Fevrie мы увидели глубокие, чистые, вдумчивые, величественные вина с различных виноградников, которым однозначно уготовано звание Cru после того, как классификацию Мюскаде доведут, наконец, до ума (большой шаг в этом направлении ожидается осенью этого года). Все они имеют немалый потенциал к старению, а некоторые даже выдержаны в дубе…

А потом мы попали в сказку. Domaine de la Grenaudiere, о котором большинство из нас судит по простым базовым винам, грянулся оземь и обернулся прекрасным принцем. Guy Ollivier жестами доброго Пер Ноэля, на которого он, кстати, и похож внешне, все доставал и доставал из своего мешка нулевые, девяностые, восьмидесятые винтажи, а вишенкой на торте стали 74-й и 76-й, созданные еще его отцом, стоявшим тут же и глядевшим на нас с лукавым ленинским прищуром.

Прийти в себя после такого испытания было непросто, но это было необходимо, так как нас ждал шенен блан, постепенно, по мере удаления на восток, сменяемый каберне франом. Philippe Germain из Chateau de la Roulerie, харизматичный, с отлично поставленным голосом и с иголочки одетый в 33-градусную жару, умело препарировал стили сорта от звеняще сухих молодых шененов до монументального Coteaux-du-Layon, лишний раз подтвердив тот факт, что Долина Луары является единственным регионом в мире, где качественно делают все мыслимые типы вина.


333.png

Вместе с Филиппом Жерменом


Противоположностью Филиппа стал его тезка, Philippe Vatan из Chateau du Hureau, этакий средневековый алхимик, живущий в бесконечных туфовых погребах, колдующий над бочками различных объемов и, чему бы мы ничуть не удивились, экспериментирующий с философским камнем. Именно здесь, пожалуй, мы впервые увидели эволюцию и величие каберне франа, то, как он меняется год от года. И магнум Lizagathe 2003 года, который, по словам Филиппа, считается одним из лучших винтажей в Сомюре, стал квинтэссенцией этого величия.

Венчало нашу поездку посещение Шинона в лице Domaine Jean-Maurice Raffault и его подземного особняка – никак иначе не назвать этот великолепный погреб галло-римских времен на тысячу бочек. Там нам предложили глубокую вертикальную дегустацию всех виноградников каберне фран, имеющихся в хозяйстве, два из которых, Clos de l’Hospices и Clos d’Isore, являются монопольным владением домена. А в заключение добавлю, что изречение на одной из стенок этого погреба “La seule arme des Chinonais est le tire-bouchon” («Единственное оружие Шинона – штопор») стоило бы распространить и на весь наш мир.


Автор: Денис Голубцов  

02.08.2018

Возврат к списку

На сайте содержится информация, не рекомендованная для лиц, не достигших совершеннолетнего возраста.

Для доступа на сайт вы должны подтвердить свое совершеннолетие.

Сведения, предоставленные на сайте, носят исключительно информационный характер и предназначены только для личного использования.