Малые апелласьоны Бургундии
Загрузка

Пожалуйста, подождите...

Загрузка

Пожалуйста, подождите...

Малые апелласьоны Бургундии

Фраза о том, что доступной Бургундии не бывает, стала настолько же привычной, как постоянное повышение цен бургундскими винодельнями на фоне природных катаклизмов или, наоборот, удачного урожая. В противовес этой тенденции винные журналисты регулярно пишут о скрытых жемчужинах, еще не раскрученных апелласьонах и подающих надежды виноделах.

Малые апелласьоны Бургундии так неофициально называют не из-за размера – некоторые из них занимают внушительные территории – а в силу меньшей известности. На всех этих землях виноград тоже выращивали со времен Римской империи, но только сейчас они выходят из тени культового Золотого Склона. При этом вина Cote d’Or — это всего лишь 15% производства в Бургундии. Где же остальные 85% и почему мы о них не знали раньше?

Даже если выросшие цены заставили покупателей искать альтернативы, выгодная стоимость не единственное достоинство «новых» регионов. У каждого из них собственный стиль, своя специфика и обаяние. В конце концов пьем мы не только деньги.



Côte de Nuits

Если раньше самые северные апелласьоны Marsannay и Fixin считались слишком холодными и грубыми, то по мере потепления и усовершенствования виноградарских техник, их все больше хвалят за баланс и свежесть.



Marsannay

Марсане похоже на юную девицу, которую только начали вывозить на бал. Она молода, полна свежести и энергии, еще неопытна и скромна, но очаровательна в своей естественности и непосредственности. Благодаря этой юности (статус виляжного апелласьона у Марсане появился только в 1987 году) Марсане доступна вольность носить розовый цвет. Это единственный апелласьон чопорного Cote d’Or, где разрешено производить розовые вина, а среди сортов для белого вина помимо шардоне можно встретить пино блан и пино гри.

Но у девицы есть и амбициозный характер – виноградари Марсане планируют в ближайшем будущем повысить статус нынешних выделенных участков (24 lieu-dits) до 14 виноградников Premier Cru. А значит, наслаждаться скромностью лучше, пока она не стала стоить слишком дорого.

Среди кандидатов в будущие Premier Cru - Les Favières, Les Longeroies и Saint-Jacques

Каменистые почвы на Ланжеруа дают строгие, емкие вини упругие вина. Сен-Жак обязан своим названием раковинам от гребешков, которые доминируют на винограднике и такое преобладание ракушечника выражается в глубоком, энергичном и утонченном вине. Ле Фавье благодаря глинистым почвам благоухает спелыми красными фруктами, поражает сочностью и объемом.



Fixin

Структурный и строгий Фисен сродни офицеру королевской гвардии. Немногословен, великолепно сложен, знает, что и зачем надо делать, но ему немного не достает лоска, легкости и утонченности высших чинов. Зато в изобилии сила, порода и амбиции, из которых куются будущие генералы. Фисен еще называют «зимним вином» Бургундии. Здесь преобладают красные вина, похожие по стилю на соседний Жевре-Шамбертен – глубокого цвета, плотные, насыщенные и основательные. Лучшие участки, включая Кло Марион, расположены на мощных глинисто-известняковых почвах и вина с них обладают завидным потенциалом к выдержке.



Santenay

В отличие от самых северных апелласьонов Сантене это южная оконечность Cote d’Or, буквально в одном шаге от Кот Шалонез. У Сантене есть некий ленивый флер. На протяжении веков Сантене был городом курортом с банями и минеральными водами, где нежилась местная знать. Так же нехотя и неторопливо, как после парной, апелласьон аккуратно выглядывает из тени знаменитых соседей.

Несмотря на преобладание пино нуара на виноградниках Сантене, было бы грехом не выращивать шардоне на самой границе с Шассань-Монраше. И современные лучшие белые происходят именно из этой зоны. Там же расположен и один из знаменитых Премье Крю региона – Beauregard с благородными известняковыми почвами.

Но в целом в винах региона осталось то же радушие, открытость и расслабленность. Пышные белые с непременной минеральной свежестью и яркие, легкие, шелковистые красные.



Кот Шалонез

Несмотря на близость к Кот де Бон, Кот Шалонез разительно отличается с точки зрения геологии и это объясняет разную стилистику местных вин внутри одного большого региона.



Rully

В королевской резиденции Рюйи напоминает молодого пажа, скромного, старательного и с восхищением смотрящего на великих, расположенных буквально на расстоянии вытянутой руки. И вроде бы он обладает всеми необходимыми талантами, но, увы, его вина пили не короли и монахи.

В апелласьонах на границе с Кот де Бон продолжает преобладать известняк и поэтому Рюйи это царство белых вин и сосредоточие производителей кремана. Массовое производство игристых вин в 19 веке сыграло злую штуку с репутацией местных виноградарей. Большинство виноградников, засаженных шардоне и пино нуаром, было ориентировано на высокую урожайность и ранний сбор для игристых вин. Только после Мировых Войн, когда спрос на игристые упал, небольшие производители стали пересаживать виноградники и ориентировать их на производство тихих вин. В последние десятилетия лучшие участки Премье Крю получают такое же внимание и уход, как и великие белые виноградники Кот д’Ора.

Шардоне блистает здесь сочной фруктовой пышностью, яркими цветочными тонами и непременными атрибутами сливочного масла и хлебной корочки. А пино нуар часто впечатляет спелыми ягодными ароматами и сногсшибательным тоном фиалок.



Mercurey

Меркюре это, пожалуй, статский советник всех малых бургундских апелласьонов. Он важно и основательно расположился в кресле, он уверен в своих достоинствах и способностях, блистает выразительностью и глубиной. Выверенное расположение с оптимальным балансом дождей, ветра и солнца, комплексные почвы с достаточным содержанием известняка, нужное количество виноградников категории Premier Cru с индивидуальными характеристиками. Все сошлось воедино, чтобы вина отсюда могли развивать способность к выдержке, глубину и элегантность. А в руках семьи Девийар участки La Mission и Le Ruelle и вовсе превращаются в роскошный бархат и нежный шелк.



Montagny

Монтаньи – как балерина придворного театра, тонкая, яркая, с выверенными движениями и неподражаемым изяществом, с запоминающейся внешностью и внутренним стержнем.

В Монтаньи производятся только белые вина, которые природа балансирует при помощи теплой солнечной погоды в южной части региона и меловыми почвами для сохранения свежести.

Но пока балерина робко уходит за сцену и только несколько виноделов находят у себя энергию оставаться под светом софитов. Стефан Аладам один из лидеров апелласьона, добившийся места в картах мишленовских ресторанов, а его вина – отражение потенциала и стиля.



Малые апелласьоны явление временное, и когда они раскроют свой потенциал, когда вырастет новое поколение виноделов, нынешние имена могут стать синонимами новых стилей. Поэтому если вдруг пока закрыты двери королевской гостиной, всегда можно подать руку тем, кто вокруг. Вдруг за ливреей пажа обнаружится ваш лучший собеседник.

23.08.2021

Возврат к списку