Пожалуйста, подождите...

Пожалуйста, подождите...

0
С днем возрождения, мальбек!

 

Мальбек сейчас вполне обиходный сорт, но на его долю выпало много испытаний: прежде всего анонимность и потеря идентичности. О нем заговорили только в середине 1990-х, когда аргентинцы нанесли на винный глобус сочные, сдобренные перцем капли. Вскоре волна дешевого мальбека обрушилась на североамериканский и европейский рынки, показав ширазу, кто тут на самом деле мировая звезда для любителей бюджетного и питкого красного. И пусть само слово «мальбек» звучало экзотически для большинства, многие обладали пассивным знанием этого сорта, так как оно в былые времена соотносилось с целым регионом – Бордо, а пуще того, Каор олицетворяли с мальбеком.

В какой-то степени история мальбека – это сага эмигранта, бросившего родные березки, на которых можно было разве что повеситься ради призрачного успеха на другом континенте. Для нашего героя таким эльдорадо стала Аргентина, а родиной была юго-западная Франция, в частности, небольшой апелласьон Каор, расположенный на берегах реки Ло, внутрь от Бордо – так можно выразиться точнее всего.


Malbec 2.jpg


Впервые сорт был задокументирован в 16 веке, хотя его тогда звали вовсе не мальбек, а оксеруа. Даже и сейчас его во Франции часто называют «кот», «кор», «ко» во всех возможных французских написаниях этого нехитрого слова, которое, по-видимому, происходит от «каор».

Собственно, мальбеком-то его назвали только в конце XVIII века, когда его высадил в Бордо некий месье Мальбек. Вообще, иметь много синонимов – нормальное явление для сорта винограда, но конкретно мальбеку не повезло. В позднее Средневековье бочки с мальбеком сплавляли вниз по реке в Бордо, когда там только начали торговать с Англией. Позднее, когда Бордо вырос, в том числе в собственных глазах, городские власти тормозили поставки из Каора до тех пор, пока не опустошат свои склады.


Malbec 4.jpg


Запертым в своем захолустье и обманутым бордоскими протекционистами виноделам Каора ничего не оставалось, кроме как торговать себе в убыток и искать выход на рынок Северной Европы. Временами Каор даже чувствовал себя на пороге славы. В 1787 один английский экономист (а в те времена к ним прислушивались больше, чем сейчас) посетил регион и воздал хвалу его винам как «великолепным, полнотелым, духовитым, но не жгучим, и уж точно больше подходящим моего вкусу, чем портвейны». Он заказал целую бочку, но по прибытии на Туманный Альбион вино выдохлось. А кто знает, доплыви оно в целости и сохранности, история мальбека вполне могла повторить на британском рынке success-story Бордо и Шампани.

Между тем, мальбек стал одним из разрешенных (миноритарных, конечно же) сортов Бордо, но, несмотря на определенную популярность, посадки его сокращались, и больше 5% в бленде ему не отводили. Однако мальбек «не унывал», с завидным упорством проникая в другие районы Франции и во внешний мир. Наконец, в середине XIX века он оказался на корабле с итальянскими и ирландскими эмигрантами и попал в Аргентину, где ему дали ВНЖ в Мендосе, основном винодельческом регионе страны. Очень быстро заезжий мусью обаял аборигенов настолько, что стал самым востребованным в Аргентине – сейчас посадки мальбека превышают 1/3 всех красных сортов, и их вдвое больше, чем второго по популярности аргентинского сорта – бонарды. Сейчас мальбек – настоящая визитная карточка Аргентины.


Malbec 3.jpg


Условия для мальбека на малой и второй родине неодинаковы. В Каоре это наносные виноградники глубоких лощин или пологие холмы и плато близ реки Ло. В Мендосе гораздо теплее, и ягоды вызревают в различных микрозонах: сначала виноградники разбивали на равнинных участках, а потом мальбек забрался в подножия Анд и даже выше. Ну и, разумеется, стили Каора и в Мендосы, как сказали бы в семье Мендель, две большие разницы. Фруктовый, сочный и питкий, пропагандируемый Аргентиной, и по-европейски более сдержанный – во Франции.

В Каоре мальбек ассамблировали с мерло или танна, но его доля не должна быть ниже 70%. Танна, впрочем, смотрелся в этом альянсе совсем по-печенежски, поэтому если сейчас и блендируют, то только с мерло, хотя налицо тенденция к производству моносортового мальбека. Если вы не любитель полоскать рот терпкими чернилами, то советуем подождать – многие каоры имеют выдающийся потенциал к выдержке. В Аргентине мальбек вышел за пределы обширной Мендосы – в сравнительно засушливом регионе Сан-Хуан он чувствует себя вполне в своей тарелке.


Malbec 1.jpg


Хотя мальбек пытаются культивировать много где, все же он дает результат только в Каоре и в Аргентине. Понятно, что площади несопоставимы: на берегах Ла-Платы выпускают на порядок больше вина, чем на берегах Ло, и были времена, когда в Каоре скрежетали зубами, глядя на триумф аргентинцев с их сортом, но сейчас окситанцы позиционируют себя как пионера мальбека со своим неповторимым стилем.

Мальбек – хорошая штука. Как и любой сорт, он знал и взлеты, и падения, но сейчас он на хорошем счету. Его ценят и за питкость, и за глубину, и за потенциал к старению. Это универсальный сорт, чье будущее выглядит более радужным, чем прошлое.


Автор: Денис Голубцов


Malbec 5.jpg



 

16.04.2020

Возврат к списку